Как мы потусили 4 майских дня в Питере ( отчёт от Виталия Соловьёва ).

9m-11
Любим мы Питер — за его особую атмосферу и радушие его жителей. На сей раз мы ехали не с концертом, а просто пообщаться с питерскими друзьями да 9 мая посмотреть. Отправились в путь в составе: Я, барабанщик Сергей и наши общие друганы — Тёма и Димас.
Поселились мы в хостеле «Жить хорошо», что на улице Марата. Досталась нам узенькая комнатушка с двумя двухярусными кроватями, Остававшееся свободное пространство не позволяло разминуться и двум человекам. За стеною жили индусы, учащиеся на врачей — не буйные по характеру чуваки, постоянно жарящие-парящие на кухне что-то чрезмерно острое и невероятно пахучее.
Первый вечер прошёл в отмечании приезда распитием водки и ничем особенным не запомнился, кроме разве что могучего парного храпа Димаса и Серёги, спать под который было решительно невозможно, даже с затычками в ушах и обмотанным вокруг головы полотенцем: храпели они на удивление ритмично и даже в чём-то музыкально, и веяло от этих нутряных звуков чем-то тёмным, первобытным, шаманским…
Следующий день, 7 мая, первой своей половиною пришёлся на рейд по магазинам, распитие пива в Money Honey и шляние по «Апрашке» — вещевому рынку в духе девяностых, житнице смуглых и шустрых торгашей, настырно втюхивающих разной степени неказистости контрафакт. А вечером, обдуваемы резким холодным ветром, отправились на поиски клуба «Сердце», найдя оный на задворках какого-то института. Десяток человек в зале внимали игре молодой команды из Москвы ( кажется, звались «Лёгкие люди» ). Семеро музыкантов — 6 парней и худенькая рыжая девчушка — лабали что-то позитивно простое. Поющий клавишник периодически лажал голосом, девчушка местами подпевала ему, периодически тыркая пальчиком в ту или иную клавишу, а большей частью забавно вертясь на месте. Обилие гитаристов, по-моему, было излишним, ибо играли они практически одно и то же. Тексты вот хорошие были, а так группе есть куда расти — в плане самосовершенствования, конечно, а не дальнейшего количественного роста. Досмотрели концерт, поболтали с Лёхой Мурашовым из Скворцов Степанова ( собственно ради этого в клуб и пришли ), после чего отчалили на случайно подвернувшейся машине.
8 мая день выдался весьма плотным. Посетили крейсер Аврора ( сколько ни езжу в Питер, ни разу и близко с Авророй не бывал ), потом побродили по Зоологическому музею ( парней подавило великое обилие чучел, потому экскурсия прошла галопом ) и отправились в гости к вокалисту группы Август Павлу Колеснику, где нас ждала приятная неожиданность в виде праздничного стола. Пили водку, хорошо закусывали, душевно беседовали и пели под гитару песни Лозы. Что-то даже на видео попало, если качество пристойное, выложим.
9 мая. Димас всю ночь проболтал на кухне с постояльцами, так что, когда стали собираться на праздник, наш переутомлённый товарищ хоть и полностью оделся для прогулки, тут же заснул беспробудным сном.
Это день, как и предшествующие, выдался хоть и солнечным, но холодным и ветреным. Временами пронзительную синеву небес краем перекрывала угрюмая туча, сыпя мелким как перхоть снегом. Однако ничто не могло испортить петербуржцам и гостям города праздничный настрой. Перекрытый для автомобильного движения Невский проспект стал заполняться народом, шагающим в сторону Дворцовой площади. Толпа всё густела, вскоре превратившись в мощный поток — флаги, песни, веселуха… По прибытии к месту главного действа, нигде не обнаружилось биотуалетов, а бары были закрыты до 11.00. Что тут поделаешь — стали искать закоулочки поглубже да потемнее. И не мы одни: в полумраке арочных проходов по асфальту текло немало пенистых ручейков. Какой-то изрядно хмельной мужичок, изогнувшись в форме латинской литеры S, извергал мощную струю, приговаривая: Да, виноват. Но другого варианта нету!
Небывалая плотность народных масс, увы, не дала нам возможности разглядеть парад: над морем голов под буханье барабанов проплыли знамёна и кончики штыков ( какая-то девчушка с папиной шеи восторженно кричала: «Мама, смотри, сколько ножиков!» ). В небе с гулом пронесли вертолёты и самолёты — вот и всё, что удалось разглядеть. А вечером уже пошёл «Бессмертный полк» — могучее зрелище! Весьма воодушевляюще!
10 мая. По дороге назад попали в снежную бурю: всё вокруг заволокло непроглядным мраком, в лобовое стекло хлестал снег. На эстонской границе молоденькая очкастая пограничница с русской фамилией, явно выслуживаясь перед эстонскими коллегами, рылась в наших вещах добрый час, прощупывая всё, что только попадалось ей под руку. Через полтора часа выпустили нас таки на постылую родину.
9m-10